• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:23 

Несбыча желаний

Ах, осторожно здесь ступенька, А вам не надо смотреть под ноги. Самоубийцы мальчики-поэты - Романтики с большой дороги.
В чужом сне я избила Орлова.
В своем дне... Мне было сказано, что "Тебя хрен догонишь", и главным было сдержаться и не ответить "слишком часто пытались догнать".
Чуть не подохла закидывая (точнее засовывая) коверы на шкафы, ведь, ах, у Андрюшеньки ножка болит, а у Юленьки маникюр, а я единственная, у кого остатки совести в нашей семье иногда подают голос.
"Вот, одежду на защиту диплома купила, сумочку у Наташи сейчас заберем, ту что она купила сегодня..." Ахуеваю от родственников, некоторых... Не ахуеваю только от матери. Думаю, что мой взгляд сестра будет видеть во сне до самой защиты, и это будет не самый приятный сон. Ее счастье, что я сдержалась и не сказала, чего хотелось, и что во время стормозила рефлексы на подобное к себе обращение, а то опять бы было:"Отходите от нее без резких движений... и в глаза не смотрите.."
"Наташ, мы не успеваем за тобой, у нас такой растяжки нет..." При чем тут растяжка? какая связь между ней и скоростью перемещений?..
Несправедливо будет сказать:Это не мы такие - жизнь такая! Это не правда. И жизнь такая и мы такие... теперь.
Хочется быть милой и доброй, не получается, в связи с чем неудовлетворенность, и, как результат: еще большая обозленность.
блин...

22:19 

life

Ах, осторожно здесь ступенька, А вам не надо смотреть под ноги. Самоубийцы мальчики-поэты - Романтики с большой дороги.
Она плавно перетекает из состояния в состояние, меняясь каждую секунду, но оставаясь неизменной по сути... И она не становится...легче, честней, лучше. она просто есть. И избавиться от нее, не выход.

12:25 

Ах, осторожно здесь ступенька, А вам не надо смотреть под ноги. Самоубийцы мальчики-поэты - Романтики с большой дороги.
Я сделала глупость... большую глкпость...
Черт, нужно было просто отключить мозг и не обращать внимание ни на что.
Но нет, я поддалась ... идиотизму!
Да еще и Гипровосток-нефть вакансий не осталось, увели перед носом, одну, единственную, на которой так надо было засветиться! Ну да черт с ним, это будет моя цель через год...
А пока... Что ж не могла же я не насолить ББ, она же так мечтает о "Самара НефтеХим"...
Прощай, лето...

23:54 

...

Ах, осторожно здесь ступенька, А вам не надо смотреть под ноги. Самоубийцы мальчики-поэты - Романтики с большой дороги.
Я хочу закрыть глаза и увидеть солнце, почуять запах летнего ветра и прогретой земли под лапами, чтоб сосны сказки рассказывали. Чтоб тишина пьянила. Чтоб промчаться на полной скорости вниз по склону горы, чувствуя, как ноги отрываются от поверхности, понимая, что полет - реальность. Чтоб под ложечкой засолало от сладкой веры в вечность. Чтоб падая на хвою, понимать Величие. И сердце, навсегда потерянное там. И небо, как новый, еще один мир.

21:45 

Гумилев

Ах, осторожно здесь ступенька, А вам не надо смотреть под ноги. Самоубийцы мальчики-поэты - Романтики с большой дороги.
Крыса

Вздрагивает огонек лампадки.
В полутемной детской тихо, жутко,
В кружевной и розовой кроватке
Притаилась робкая малютка.

Что там? Будто кашель домового?
Там живет он, маленький и лысый...
Горе! Из-за шкафа платяного
Медленно выходит злая крыса.

В красноватом отблеске лампадки,
Поводя колючими усами,
Смотрит, есть ли девочка в кроватке,
Девочка с огромными глазами.

«Мама, мама!» Но у мамы гости,
В кухне хохот няни Василисы,
И горят от радости и злости,
Словно уголечки, глазки крысы.

Страшно ждать, но встать еще страшнее.
Где он, где он, ангел светлокрылый?
«Милый ангел, приходи скорее,
Защити от крысы и помилуй!»

21:48 

Константин Бальмонт

Ах, осторожно здесь ступенька, А вам не надо смотреть под ноги. Самоубийцы мальчики-поэты - Романтики с большой дороги.
Океан
Сонет Валерию Брюсову

Вдали от берегов Страны Обетованной,
Храня на дне души надежды бледный свет,
Я волны вопрошал, и океан туманный
Угрюмо рокотал и говорил в ответ:

«Забудь о светлых снах. Забудь. Надежды нет,
Ты вверился мечте обманчивой и странной.
Скитайся дни, года, десятки, сотни лет —
Ты не найдешь нигде Страны Обетованной».

И вдруг поняв душой всех дерзких снов обман,
Охвачен пламенной, но безутешной думой,
Я горько вопросил безбрежный океан,

Зачем он страстных бурь шгкют ураган,
Зачем волнуется,— но океан угрюмый,
Свой ропот заглушив, окутался в туман

22:18 

Дмитрий Мережковский

Ах, осторожно здесь ступенька, А вам не надо смотреть под ноги. Самоубийцы мальчики-поэты - Романтики с большой дороги.
Детское сердце

Я помню, как в детстве нежданную сладость
Я в горечи слез находил иногда,
И странную негу, и новую радость —
В мученье последних обид и стыда.

В постели я плакал, припав к изголовью;
И было прощением сердце полно,
Но все ж не людей — бесконечной любовью
Я Бога любил и себя, как одно.

И словно незримый слетал утешитель
И с ласкою тихой склонялся ко мне;
Не знал я, то мать или ангел-хранитель,
Ему я, как ей, улыбался во сне.

В последней обиде, в предсмертной пустыне,
Когда и в тебе изменяет мне всё,
Не ту же ли сладость находит и ныне
Покорное, детское сердце моё?

Безумье иль мудрость,— не знаю, но чаще,
Всё чаще той сладостью сердце полно,
И так,— что чем сердцу больнее, тем слаще,
И Бога люблю и себя, как одно.

16 августа 1900

22:21 

Федор Сологуб

Ах, осторожно здесь ступенька, А вам не надо смотреть под ноги. Самоубийцы мальчики-поэты - Романтики с большой дороги.
Пилигрим

В одежде пыльной пилигрима,
Обет свершая, он идет,
Босой, больной, неутомимо,
То шаг назад, то два вперед.
И, чередуясь мерно, дали
Встают всё новые пред ним,
Неистощимы, как печали, —
И всё далек Ерусалим...

В путях томительной печали
Стремится вечно род людской
В недосягаемые дали
К какой-то цели роковой.
И создает неутомимо
Судьба преграды перед ним,
И все далек от пилигрима
Его святой Ерусалим.

7-12 июня 1896

22:24 

Федор Сологуб

Ах, осторожно здесь ступенька, А вам не надо смотреть под ноги. Самоубийцы мальчики-поэты - Романтики с большой дороги.
Лихо

Кто это возле меня засмеялся так тихо?
Лихо мое, одноглазое, дикое Лихо!
Лихо ко мне привязалось давно, с колыбели,
Лихо стояло и возле крестильной купели,
Лихо за мною идет неотступною тенью,
Лихо уложит меня и в могилу.
Лихо ужасное, враг и любви и забвенью,
Кто тебе дал эту силу?

Лихо ко мне прижимается, шепчет мне тихо:
«Я — бесталанное, всеми гонимое Лихо!
В чьем бы дому для себя уголок ни нашло я,
Всяк меня гонит, не зная минуты покоя.
Только тебе побороться со мной недосужно, —
Странно мечтая, стремишься ты к мукам.
Вот почему я с твоею душою так дружно,
Как отголосок со звуком».

22:31 

Осип Мандельштам

Ах, осторожно здесь ступенька, А вам не надо смотреть под ноги. Самоубийцы мальчики-поэты - Романтики с большой дороги.
Пилигрим

Слишком легким плащом одетый,
Повторяю свои обеты.

Ветер треплет края одежды —
Не оставить ли нам надежды?

Плащ холодный — пускай скитальцы
Безотчетно сжимают пальцы.

Ветер веет неутомимо —
Веет вечно и веет мимо.


22:35 

Осип Мандельштам

Ах, осторожно здесь ступенька, А вам не надо смотреть под ноги. Самоубийцы мальчики-поэты - Романтики с большой дороги.
Змей

Осенний сумрак — ржавое железо
Скрипит, поет и разъедает плоть...
Что весь соблазн и все богатства Креза
Пред лезвием твоей тоски, Господь!

Я как змеей танцующей измучен
И перед ней, тоскуя, трепещу,
Я не хочу души своей излучин,
И разума, и Музы не хочу.

Достаточно лукавых отрицаний
Распутывать извилистый клубок;
Нет стройных слов для жалоб и признаний,
И кубок мой тяжел и неглубок.

К чему дышать? На жестких камнях пляшет
Больной удав, свиваясь и клубясь;
Качается, и тело опояшет,
И падает, внезапно утомясь.

И бесполезно, накануне казни,
Видением и пеньем потрясен,
Я слушаю, как узник, без боязни
Железа визг и ветра темный стон.

1910

22:59 

Борис Пастернак

Ах, осторожно здесь ступенька, А вам не надо смотреть под ноги. Самоубийцы мальчики-поэты - Романтики с большой дороги.
Сказка

Встарь, во время оно,
В сказочном краю
Пробирался конный
Степью да репью.

Он спешил на сечу,
А в степной пыли
Темный лес навстречу
Вырастал вдали.

Ныло ретивое,
На сердце скребло:
Бойся водопоя,
Подтяни седло.

Не послушал конный
И во весь опор
Залетел с разгону
На лесной бугор.

Повернул с кургана,
Въехал в суходол,
Миновал поляну,
Гору перешел.

И забрел в ложбину
И лесной тропой
Вышел на звериный
След и водопой.

И глухой к призыву,
И не вняв чутью,
Свел коня с обрыва
Попоить к ручью.

У ручья пещера,
Пред пещерой — брод.
Как бы пламя серы
Озаряло вход.

И в дыму багровом,
Застилавшем взор,
Отдаленным зовом
Огласился бор.

И тогда оврагом,
Вздрогнув, напрямик
Тронул конным шагом
На призывный крик.

И увидел конный,
И приник к копью,
Голову дракона,
Хвост и чешую.

Пламенем из зева
Рассеивал он свет,
В три кольца вкруг девы
Обмотав хребет.

Туловище змея,
Как концом бича,
Поводило шеей
У ее плеча.

Той страны обычай
Пленницу-красу
Отдавал в добычу
Чудищу в лесу.

Края населенье
Хижины свои
Выкупало пеней
Этой от змеи.

Змей обвил ей руку
И оплел гортань,
Получив на муку
В жертву эту дань.

Посмотрел с мольбою
Всадник в высь небес
И копье для боя
Взял наперевес.

Сомкнутые веки.
Выси. Облака.
Воды. Броды. Реки.
Годы и века.

Конный в шлеме сбитом,
Сшибленный в бою.
Верный конь, копытом
Топчущий змею.

Конь и труп дракона
Рядом на песке.
В обмороке конный,
Дева в столбняке.

Светел свод полдневный,
Синева нежна.
Кто она? Царевна?
Дочь земли? Княжна?

То в избытке счастья
Слезы в три ручья,
То душа во власти
Сна и забытья.

То возврат здоровья,
То недвижность жил
От потери крови
И упадка сил.

Но сердца их бьются.
То она, то он
Силятся очнуться
И впадают в сон.

Сомкнутые веки.
Выси. Облака.
Воды. Броды. Реки.
Годы и века.

13:58 

Ах, осторожно здесь ступенька, А вам не надо смотреть под ноги. Самоубийцы мальчики-поэты - Романтики с большой дороги.
Еще один)) И даже лучше чем некоторые девки из группы, значительно лучше! Ведь они даже не сдали)

14:05 

Марина Цветаева

Ах, осторожно здесь ступенька, А вам не надо смотреть под ноги. Самоубийцы мальчики-поэты - Романтики с большой дороги.
x x x
Кто создан из камня, кто создан из глины,—
А я серебрюсь и сверкаю!
Мне дело — измена, мне имя — Марина,
Я — бренная пена морская.

Кто создан из глины, кто создан из плоти —
Тем гроб и надгробные плиты…
— В купели морской крещена — и в полете
Своем — непрестанно разбита!

Сквозь каждое сердце, сквозь каждые сети
Пробьется мое своеволье.
Меня — видишь кудри беспутные эти? —
Земною не сделаешь солью.

Дробясь о гранитные ваши колена,
Я с каждой волной — воскресаю!
Да здравствует пена — веселая пена —
Высокая пена морская!

23 мая 1920

14:24 

Николай Заболоцкий

Ах, осторожно здесь ступенька, А вам не надо смотреть под ноги. Самоубийцы мальчики-поэты - Романтики с большой дороги.
Журавли


Вылетев из Африки в апреле
К берегам отеческой земли,
Длинным треугольником летели,
Утопая в небе, журавли.

Вытянув серебряные крылья
Через весь широкий небосвод,
Вел вожак в долину изобилья
Свой немногочисленный народ.

Но когда под крыльями блеснуло
Озеро, прозрачное насквозь,
Черное зияющее дуло
Из кустов навстречу поднялось.

Луч огня ударил в сердце птичье,
Быстрый пламень вспыхнул и погас,
И частица дивного величья
С высоты обрушилась на нас.

Два крыла, как два огромных горя,
Обняли холодную волну,
И, рыданью горестному вторя,
Журавли рванулись в вышину.

Только там, где движутся светила,
В искупленье собственного зла
Им природа снова возвратила
То, что смерть с собою унесла:

Гордый дух, высокое стремленье,
Волю непреклонную к борьбе -
Все, что от былого поколенья
Переходит, молодость, к тебе.

А вожак в рубашке из металла
Погружался медленно на дно,
И заря над ним образовала
Золотого зарева пятно.

14:30 

Николай Заболоцкий

Ах, осторожно здесь ступенька, А вам не надо смотреть под ноги. Самоубийцы мальчики-поэты - Романтики с большой дороги.
Царица мух

Бьет крылом седой петух,
Ночь повсюду наступает.
Как звезда, царица мух
Над болотом пролетает.
Бьется крылышком отвесным
Остов тела, обнажен,
На груди пентакль чудесный
Весь в лучах изображен.
На груди пентакль печальный
Между двух прозрачных крыл,
Словно знак первоначальный
Неразгаданных могил.
Есть в болоте странный мох,
Тонок, розов, многоног,
Весь прозрачный, чуть живой,
Презираемый травой.
Сирота, чудесный житель
Удаленных бедных мест,.
Это он сулит обитель
Мухе, реющей окрест.
Муха, вся стуча крыламя,.
Мускул грудки развернув,
Опускается кругами
На болота влажный туф.
Если ты, мечтой томим,
Знаешь слово Элоим,
Муху странную бери,
Муху в банку посади,
С банкой по полю ходи,.
За приметами следи.
Если муха чуть шумит —
Под ногою медь лежит.
Если усиком ведет —
К серебру тебя зовет.
Если хлопает крылом —
Под ногами злата ком.
Тихо-тихо ночь ступает,.
Слышен запах тополей.
Меркнет дух мой, замирает
Между сосен и полей.
Спят печальные болота,
Шевелятся корни трав.
На кладбище стонет кто-то
Телом к холмику припав.
Кто-то стонет, кто-то плачет,
Льются звезды с высоты.
Вот уж мох вдали маячит.
Муха, муха, где же ты?

14:37 

Иван Бунин

Ах, осторожно здесь ступенька, А вам не надо смотреть под ноги. Самоубийцы мальчики-поэты - Романтики с большой дороги.
Детство

Чем жарче день, тем сладостней в бору
Дышать сухим смолистым ароматом,
И весело мне было поутру
Бродить по этим солнечным палатам!

Повсюду блеск, повсюду яркий свет,
Песок — как шелк... Прильну к сосне корявой
И чувствую: мне только десять лет,
А ствол — гигант, тяжелый, величавый.

Кора груба, морщиниста, красна,
Но как тепла, как солнцем вся прогрета!
И кажется, что пахнет не сосна,
А зной и сухость солнечного лета.

14:44 

Бунин

Ах, осторожно здесь ступенька, А вам не надо смотреть под ноги. Самоубийцы мальчики-поэты - Романтики с большой дороги.
СКАЗКА

... И снилось мне, что мы, как в сказке,
Шли вдоль пустынных берегов
Над диким синим лукоморьем,
В глухом бору, среди песков.

Был летний светозарый полдень,
Был жаркий день, и озарен
Весь лес был солнцем, и от солнца
Веселым блеском напоен.

Узорами ложились тени
На теплый, розовый песок,
И синий небосклон над бором
Был чист и радостно-высок.

Играл зеркальный отблеск моря
В вершинах сосен, и текла
Вдоль по коре, сухой и жесткой,
Смола, прозрачнеее стекла...

Мне снилось северное море,
Лесов пустынные края...
Мне снилась даль, мне снилась сказка -
Мне снилась молодость моя.

14:46 

Иван Бунин

Ах, осторожно здесь ступенька, А вам не надо смотреть под ноги. Самоубийцы мальчики-поэты - Романтики с большой дороги.
Сапсан


В полях, далеко от усадьбы,
Зимует просяной омет.
Там табунятся волчьи свадьбы,
Там клочья шерсти и помет.
Воловьи ребра у дороги
Торчат в снегу — и спал на них
Сапсан, стервятник космоногий,
Готовый взвиться каждый миг.

Я застрелил его. А это
Грозит бедой. И вот ко мне
Стал гость ходить. Он до рассвета
Вкруг дома бродит при луне.
Я не видал его. Я слышал
Лишь хруст шагов. Но спать невмочь.
На третью ночь я в поде вышел...
О, как была печальна ночь!

Когтистый след в снегу глубоком
В глухие степи вел с гумна.
На небе мглистом и высоком
Плыла холодная луна.
За валом, над привадой в яме,
Серо маячила ветла.
Даль над пустынными полями
Была таинственно светла.

Облитый этим странным светом,
Подавлен мертвой тишиной,
Я стал — и бледным силуэтом
Упала тень моя за мной.
По небесам, в туманной мути,
Сияя, лунный лик нырял
И серебристым блеском ртути
Слюду по насту озарял.

Кто был он, этот полуночный
Незримый гость? Откуда он
Ко мне приходит в час урочный
Через сугробы под балкон?
Иль он узнал, что я тоскую,
Что я один? что в дом ко мне
Лишь снег да небо в ночь немую
Глядят из сада при луне?

Быть может, он сегодня слышал,
Как я, покинув кабинет,
По темной спальне в залу вышел,
Где в сумраке мерцал паркет,
Где в окнах небеса синели,
А в этой сини четко встал
Черно-зеленей конус ели
И острый Сириус блистал?

Теперь луна была в зените,
На небе плыл густой туман...
Я ждал его,— я шел к раките
По насту снеговых полян,
И если б враг мой от привады
Внезапно прянул на сугроб,—
Я б из винтовки без пощады
Пробил его широкий лоб.

Но он не шел. Луна скрывалась,
Луна сияла сквозь туман,
Бежала мгла... И мне казалось,
Что на снегу сидит Сапсан.
Морозный иней, как алмазы,
Сверкал на нем, а он дремал,
Седой, зобастый, круглоглазый,
И в крылья голову вжимал.

И был он страшен, непонятен,
Таинственен, как этот бег
Туманной мглы и светлых пятен,
Порою озарявших снег,—
Как воплотившаяся сила
Той Воли, что в полночный час
Нас страхом всех соединила —
И сделала врагами нас.

20:52 

флешмоб

Ах, осторожно здесь ступенька, А вам не надо смотреть под ноги. Самоубийцы мальчики-поэты - Романтики с большой дороги.
1. Схвати ближайшую книгу
2. Открой на странице 123.
3. Найди третье предложение.
4. Помести оное в своем дневнике... вместе с этими инструкциями.
5. Не пытайся выбрать книгу, возьми ту которая ближе других в данный момент.


Собственно:
Мы и скатимся к пещерам, к каменному веку, были в истории страны, которых теперь нет - именно потому, что они не имели твердой власти после апокалипсиса!

Ебанутая кошка

главная